посторонний (hagnir) wrote,
посторонний
hagnir

Category:

Испания. Толедо-1. Историческая справка, без которой ничего непонятно.

Собственно, продолжаю испанское повествование. Лучше поздно, чем никогда, да?
Да, если кто интересуется, предыдущие испанские очерки доступны по тэгу Испания. Клац-клац - и читайте.

На очереди злачный испанский город Толедо. Тут я начну изрядно издалека, поскольку того требует само место. Исторический экскурс многое объясняет.



«В  четвертый день творения бог создал солнце и поставил его прямо над Толедо, поэтому их город старше остальной земли. Город древен, тому есть много доказательств.  Им владели  еще  карфагеняне,  затем  шестьсот лет - римляне, триста  лет  -  готы-христиане,  четыреста лет - арабы. Теперь уже сто лет, со времени  славного  короля Альфонсо, им опять владеют христиане и будут владеть до Страшного суда».

 Лион Фейхтвангер «Испанская баллада»

Города просто так, с кондачка, не основываются. Для этого нужна веская причина. Для того, чтобы была ясна такая причина в отношении Толедо, попробую углубиться в века.

Первыми в Испании жили иберы. По правде, до иберов там еще кто-то жил, но этот кто-то поленился оставить о себе какие-то вещественные свидетельства, кроме собственных костей, а кости, как скажет любой археолог, еще не повод. Кости бросим на поживу антропологам.
Иберы были заметно более предусмотрительны в плане плюнуть в вечность. Самым простым и верным способом было навешать люлей финикийцам и грекам, которые основывали торговые колонии на побережье Средиземного моря. Что иберы и начали со вкусом делать. Не то чтобы они достигли на этом поприще каких-нибудь достойных результатов, скорее даже наоборот, но, по крайней мере, они запомнились. При очередном набеге греки потирали руки, приговаривая: "О, опять эти клоуны в шкурах", и примерно им наваривали.

Веке в пятом-четвертом до нашей эры в Испанию явились кельты, начали играть там на волынках, и играли так хорошо, что создали для иберов совершенно невыносимые условия для жизни. Иберы, заткнув уши, оттянулись к средиземноморскому побережью, а кельты расселились в Кантабрии, Астурии, Галисии и территории нынешней Португалии. Самые стойкие (а может быть, самые глухие) из иберов, проживавшие на территории Центральной Испании, почли за лучшее перемешаться с кельтами, создав несколько племен, относимых исследователями к кельтиберам. Кельтиберы совместили в себе лучшее из обоих предшественников: играли на волынках и получали пиздюлей от греков.

Потом пришли карфагеняне. Этим до кельтиберов было как епископу до высшей математики, у них были другие приоритеты - Рим. Испания для них была, в основном плацдармом для рейдов в Северную Италию, местную шелупонь они почти и не замечали, разве что случайно попадалась под сандалию. Кельтиберы сначала немного обижались, потом решили, что и к лучшему, и продолжили играть на волынках, прерываясь изредка на грабежи карфагенских серебряных рудников - для разминки.

Римляне, навешав карфагенянам по сусалам и захватив их опорные города на Средиземноморском побережье, решили, что, поскольку они уже всё равно в Испании, то грех добру пропадать и отправились разбираться с кельтиберами. Тут вышла некоторая загвоздка, поскольку кельтиберы к тому времени прониклись чувством собственного достоинства и, достаточно размявшись в свое время на карфагенянах, решили поставить римской глобализации жосткий заслон.

В отличие от уже глобализованных и размягченных иберских племен, живущих у Средиземного моря, кельтиберы не прочь были подраться. Для этой цели они организовали конфедерацию своих племен, а объединенную армию возглавили вожди Индибил и Мандоний... Как вы примерно уже можете себе представить, вождям с такими именами не светило ровным счетом ничего. Так, собственно, и случилось. Индибил был честный и отважный Индибил, он сражался до последнего и был затыкан римскими легионами до смерти, а Мандоний, в соответствии со своим именем, хитрожопо сдался в плен, но там кому-то из сципионов нахамил и был обезглавлен. Мандоний он и есть Мандоний.

Photobucket

Индибил и Мандоний (естественно, прячется за спиной)

После этого кельтиберы резко сменили военную тактику и изобрели герилью - партизанскую войну. Римляне, ходившие в походы основательно, с обозом и каруселями, никак не могли приспособиться к такой нечестной войне: лег спать, а утром просыпаешься уже с колом в жопе. Такие расклады накого из легионеров не радовали, участились случаи закосов от отправки в Испанию. Поэтому Рим, покопавшись в своих кадровых загашниках, извлек на свет божий Марка Порция Катона.

Photobucket

Марк Порций Катон (думает о Карфагене)

Марк Порций Катон Старший был ветеран очередной Пунической войны, поэтому был немного нездоров на голову, и всё время повторял, что Карфаген должен быть разрушен. Всегда повторял, даже развелся с женой, потому, что повторял сами знаете когда. Доходило до крайностей: так, страдая запорами, потребовал от известного художника нарисовать на ночной вазе виды вечернего Карфагена. После этого, говорят, ходил на горшок по нескольку раз в день. Был известен резкостью в высказываниях, его сорок четыре раза призывали к суду, но он не был ни разу осужден, поскольку до суда так и не дошел - всё время что-нибудь мешало - то запор, то народный бунт.

В Риме он своей непосредственностью очень скоро всех заебал и его при первой возможности старались куда-нибудь подальше отправить. То в Фермопилы отправят и он там всех победит, то в Испанию, где до него с римскими легионами происходило вот примерно вот это:

Photobucket

Нумантийцы пляшут на костях поверженных римских слонов (волынки, из соображений этики, не изображены).

В Испании Катон, обладая недюжинным военным талантом, быстро всех врагов разогнал. Кельтоиберы в притворном ужасе разбегались в разные стороны. Катон завоевал все известные на то время города и поселки. Позже, в Риме, он хвалился, что завоевал больше городов, чем сколько пробыл там дней. Этому, как выяснилось, имелось свое объяснение. Как только Катон всё завоевал, он поехал обратно в Рим, потому, что его очередной раз вызвали на суд. Кельтоиберы зашушукали: "Лысый свалил!", и единым днем заняли все города обратно. Катон на полпути получил дурное известие, плюнул, поехал обратно и опять всё завоевал. Кельтоиберы уже далеко от городов не отходили, прятались в кустах, и, когда Катон с чувством выполненного долга уехал в Рим, тут же вернули статус кво. Потом еще и еще несколько раз. Так Катон с матюгами несколько раз завоевал Испанию и, по ходу дела, проебал несколько повесток в суд.

Поэтому, хотя Марк Порций Катон и одержал массу великих побед в Испании, доделывать начатое им пришлось многим другим военачальникам еще долгие десятилетия. Герилья рулила, как, впрочем, рулит и до сих пор.

А вот тут мы уже подходим к основанию Толедо. В 192 году до нашей эры Марко Фульвио Нобилиор, римский военачальник, разворошил очередной кельтиберийский муравейник, на это раз в виде племени карпетан. Подсчитав потери, Нобилиор решил, что хватит заниматься с этими карпетанами карпеттингом, и, развалив до основания карпетанский поселок, основал форпост, вполне подходящий для целей отсиживания. Вот так и появился Толедо.

Тогда, правда, он назывался не так, а Толетум. Некоторые исследователи утверждает, что это название происходит от некоего "Tollitum", то есть "вознесенный вверх". У этих некоторых исследователей хочется поинтересоваться, из какого органа они это высосали, с такой же достоверностью можно сказать, что Tollitum означает "мазь от блох" или, скажем, "безличная сила зла". Пруфлинк, ясное дело, дать никто не почешется.
Вот мне, например, кажется, что есть в этом римском наименовании что-то от сортира, но я же не кричу об этом на каждом углу.

Римляне владели Толетом вплоть до пятого века нашей эры, понастроили в городе всяких там колонн с акведуками и цирков с орангутанами и гладиаторами, а в пятом веке начался парад суверенитетов и римляне, от греха подальше, слились с Пиренеев. Свято место пусто не бывает: сначала в 411 году Толет завоевали аланы, очевидно, телепортировавшиеся из Осетии, а через семь лет аланов пинками загнали обратно в телепорт вестготы, присланные одумавшимся было римским императором Гонорием. Таким образом, в Толете на долгие триста лет заперлись вестготы. И кричали страшным голосом "Занято!"

Чем хороши были вестготы, так тем что денег у них куры не клевали. Ну, точнее, сначала клевали, а потом передохли от переедания. У короля Реккареда, говорят, был стол царя Соломона, выточенный целиком из гигантского изумруда (поговаривают, что тогда Реккаред изобрел бильярд). Между такими важными делами, как межплеменная резня и пиры с разного рода излишествами, вестготы приняли христианство. Тот самый король Реккаред, видимо, наигравшись досыта в бильярд, решил, что в его жизни мало смысла, не хватает чего-то высокого и чрез осенение священным крестом и миропомазание уверовал в Иисуса Христа.

Photobucket

Король Реккаред на монетке (очень красивый)

Чудесным образом религиозное прозрение Реккареда наладило отношения с Римом и обеспечило вестготам поддержку католической церкви. Случайность, наверное, не более того, да? Сам Реккаред пожировал остаток дней, а потом и помер, после чего началась свистопляска с правителями. Короли Лиува, Виттерих, Гундамер и, простите, Сисебут правили недолго и всех их кто-нибудь да зарезал. За исключением, простите, Сисебута, который открыл новое приключение под названием "преследование евреев", чем отвлек всеобщее внимание. Конец всему этому положил военачальник с правильной фамилией Свинтила, который свинтил всех соперников и навел порядок. После десяти лет террора и процветания Свинтилу в алькове удавил Сисенанд, и про дальнейшее даже рассказывать скучно, поскольку оставшиеся до мавров годы вестготы резали, травили, душили и выпускали кишки друг другу с потрясающей методичностью. Пиздец какой-то.

Надо ли говорить, что маврам разогнать весь этот террариум было вовсе не сложно. Мавры быстро установили самого виноватого, которым оказался король Родерих, отрубили ему голову и всё как-то успокоилось. Вестготов выперли в Астурию и дали им пару столетий подумать над своим поведением, а сами занялись науками и искусствами.
Вестготы подумали над своим поведением, но сделали совсем не те выводы, которые планировали мавры, и начали Реконкисту. Точнее, вестготами их уже трудно было назвать, поскольку там, в Астурии, уже за сотни лет все перемешались до полного отсутствия цветовой дифференциации штанов, к тому же Папа посылал на Пиренеи всё новые и новые громыхающих железками отряды доблестных рыцарей на богоугодное дело, а там уж кого только не было.

Photobucket

Вот как-то так всё было.

К концу XI века настала очередь Толедо. К его стенам собрался приступить доблестный король Альфонс VI, но промахнулся и оказался под Севильей, которую, ввиду глупости ситуации, принялся осаждать.

Photobucket

Альфонс Шестой Храбрый с палочкой

Тем временем, толедцы, получившие известие о том, что отважный Альфонс собирается приступить к их стенам, в радостном воодушевлении выгнали взашей своего эмира аль-Кадира. Не дожидаясь Альфонса. Откуда им было знать, что Акела Альфонс промахнулся.
А Альфонс поосаждал Севилью три дня, договорился о получении дани, и, с чувством выполненного долга отправился домой. Про Толедо, конечно, забыл. Ну, в Севилье о такой дани речь шла, что не только про Толедо забудешь.
А по дороге встретился ему аль-Кадир. Шел, цепляя загнутыми носками туфель дорожную пыль, плакал. Увидел Альфонса, да аж побагровел от злости. Кричит: "Мы так не договаривались!". Альфонс ничего не понимает, что это за чувырла с загнутыми носками тут на дороге себе такое позволяет, спрашивает: "Ты что за хуй?". Ну, не так, наверное, спрашивает, а по-королевски, с достоинством. Аль-Кадир аж сипит: "Ты куда должен был идти? Ты в Толедо должен был идти! Постоял бы под стенами годик-другой, мы бы тебя говном пополивали сверху, а потом и сдались бы. Всё по благородному. А я по твоей вине по жопе получил знаешь от кого? От торгашей да всякой твари! Как теперь людям в глаза смотреть?!". Альфонс подумал-подумал, решил, что действительно он тут опарафинился и всяко перед этим, в пыли, виноват. "Поехали, - говорит. - Ладно". И поехали они в Толедо, где Альфонса вышли встречать с хлебом-солью толедцы.
Альфонс грозно так из под короны глядит на них: "Это что же вы себе, херобои, позволяете?! Как было сказано - приду и встану под стенами!". Толедцы мнутся - да, мол, вроде должен бы.  "Я пришел? Встал?" - кричит Альфонс. "Это.. ну вот щас ведь пришел..." - осмелился кто-то из толедцев. "А вот щас - уже не считается! Порядок - что? - должен быть! А посему, заберите в наказание вот это ваше...", - покопавшись где-то за седлом, Альфонс вытащил изрядно помятого и грязного аль-Кадира. - "И верните ему трон. Потом приеду и проверю - чтобы всё было по чину. Встану с войском, поосаждаю, ну - как положено. А потом уже и опять ему по жопе дадите!". Развернулся и поехал. "Когда вернешься-то?" - засуетились толедцы, которым как-то было неловко от взглядов аль-Кадира. "Не знаю, - бросил через плечо Альфонс Шестой Храбрый. - Ну, через годик, через два. Поход - это же дело такое, подготовиться нужно, войско там собрать, благословение получить. Быстро не бывает...".

И что характерно, не обманул. Вернулся через год и после осады, взял-таки Толедо.

Такая вот реконкиста.

Продолжение следует
Tags: Испания, путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →